Фанфики по сериалам Баффи и Ангел

Объявление

Админы:Баффи,Уиллоу,Анджелина Модераторы:Алексис,Ангел Реклама
!!!!!!!
Мы рады новым людям!
Не забывайте писать шапку фика!
Полезные ссылки: Шапка фика, Это нужно знать! Тыкалки Объявления: Здесь рады любым проявлениям таланта !

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики по сериалам Баффи и Ангел » Приключения Синдбада » Некоторые вещи никогда не меняются


Некоторые вещи никогда не меняются

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Имя автора(логин):к сожалению,имя автора утеряно,перевод Китерия
Название фика:Некоторые вещи никогда не меняются
Персонажи:Мейв,Синдбад
Ограничения:ну уж нет!
От автора:великолепный фик,мне очень понравился

Глава 1

Большие волны разбивались о лодку, когда команда Номада вытаскивала ее на берег острова. Солнце салилось, и Синдбад прищурил глаза, когда осматривался вокруг. Песок на берегу был почти белым. Вдалеке можно было увидеть вход в большой лес. Недалеко оттуда, где они остановились, на восток вела широкая тропа, извиваясь между огромных камней.
- Фаруз, что это за остров? – спросил Синдбад ученого, поворачиваясь к трем мужчинам. Вновь он почувствовал острую боль внутри. Больно видеть свою команду без женщины, сопровождающую их. Сначала Дим-Дим забрал Мейв, огненную рыжеволосую кельтку, с собой в неизвестное измерение, чтобы учить искусству белой магии, оставив вместо нее Брин – молодую женщину, которая не помнила своего прошлого. Это случилось больше 2 лет назад. С того времени она путешествовала вместе с ними, пока они случайно не встретились с ее семей месяц тому назад. Синдбаду было тяжело поверить, что Брин уже замужем и имеет сына.
Что ж, теперь на борту снова одни мужчины. Глаза Синдбада наткнулись на сокола, что сидел на перчатке на руке Ронгара. Он вспомнил. Да, было больно потерять Брин, но не настолько, как потерять Мейв. Все время, как он смотрел на Дермотта, он думал о ней. Он оставил ее каюту и ее вещи нетронутыми с тех пор, как она исчезла.
Вдруг перед его лицом помахали рукой, и он вернулся в реальность:
- Что?!
- Младший брат, ты в порядке? – спросил взволнованно Дубар.
- Да, конечно. Просто задумался. Что ты сказал, Фаруз? – спросил он.
Ученый только посмотрел и покачал головой. Все знали о чем, а вернее о ком думал их капитан.
- Я ответил на твой вопрос, Синдбад, - молвил он. – Я сказал, что остров называется Аль-Казиаб, и здесь есть только одна деревня. Она называется Карнеол и лежит в двух часах на восток.
- Хорошо. Мы пойдем туда, чтобы купить припасы для путешествия обратно в Багдад. И, может быть,…
Его прервал громкий крик Дермотта, который летел в воздухе. Тогда он издал еще один крик, а потом скрылся за скалой.
- Ей, Дермотт! Куда ты? – крикнул Синдбад.
- Ах, оставь, братишка. Дай птице полетать…. Он, возможно, увидел красивую девушку-сокола, если ты понимаешь, о чем я…. Он найдет нас и вернется. Я уверен в этом, - сказал ему Дубар. – Пошли!
Фаруз и Ронгар тоже одобрительно кивнули. И капитан сдался. Может, они были правы. Это значило, что он стал слишком заботиться о Дермотте. Он – все, что оставила Мейв, он был для Синдбада «залогом» того, что она вскоре вернется.
И четыре мужчины пошли к деревне.
Когда он пролетал по острову, Дермотт ощущал присутствие чего-то. Сначала он не был уверен в том, что это, но потом в его голове вспыхнуло знакомое чувство. Он должен это найти! Так, не долго думая, он оставил Синдбада. И сейчас он летел по небу к этому.
«Жди! Жди меня! – выкрикивал он в своих мыслях. – Я почти там!»
Через полчаса четыре мужчины мирно шли себе в своем направлении, за исключением Синдбада и Дубара, которые спорили о том, когда сделать привал. Дубар был за то, чтобы сейчас, в то время как мнение Синдбада было такое, чтобы через полчаса.
Вдруг перед ними появилось маленький смерч, и они замерли. Неприятности, кажется, подстерегали их везде, куда бы они ни шли.
Можно было услышать демонический смех, когда вихорь исчез, оставляя после себя женщину с длинными волосами в очень откровенной одежде.
Команда выхватила свое оружие, готова сражаться за свою жизнь. Мысли Синдбада улетучились. Для них это не предвещало ничего хорошего. Сейчас у них не было волшебницы поблизости, чтобы помогла им.
Тогда Синдбад решил использовать свое обаяние, ведь он знал: если волшебница захочет убить их, у них не будет много шансов с оружием.
- Привет, Румина! – сказал Синдбад. – Давно не виделись. Могу я спросить, что ты здесь делаешь.
- Можешь, дорогой, - ответила она соблазнительным тоном. – Но это тебе не поможет, - ее голос стал холодным. – Я решила наконец-то покончить с этим и убить тебя.
Моряки еще сильнее сжали свое оружие. Синдбад попытался отвлечь ее, так как видел, как Ронгар незаметно вынул кинжал.
- Ты полностью в этом уверена, Румина? – спросил Синдбад. – Я думаю….
- Нет, - грубо прервала она его. – Я училась на своих старых ошибках. Больше никаких «но» или «возможно». Я убью тебя без всякого сожаления. И сейчас у тебя нет женщины-крестьянки на своей стороне. Кто хочет первым встретиться с Аллахом?
Ронгар со всей силой своего тела метнул кинжал. Оружие полетело по воздуху прямо к сердцу демонической волшебницы. Но она увидела его и остановила взмахом своей руки. Кинжал застыл в воздухе, а потом упал на землю.
- Хорошая попытка. Теперь все стало ясно, не так ли? У вас есть доброволец, - прошипела она и пристально посмотрела на мавра, полна ненависти к нему. – Скажи «До свиданья!»
После этих слов она вытянула свои руки к Ронгару. Появился красный луч и ударил его в грудь. Ронгара откинуло назад к одному из камней. Там он упал на землю с большой кровоточащей раной в груди. Фаруз побежал в его сторону и быстро проверил друга, но он ничего не мог сделать. Ронгар тяжело дышал, и доктор знал, что в этого раненого человека не осталось много времени.
Синдбад и Дубар ошеломленно посмотрели на своего друга, но потом снова направили свое внимание на врага, стоящего перед ними. Они подняли свои мечи и направили их на Румину.
- Ты,…ты… ведьма! Монстр! – прокричал Синдбад.
Но женщина только засмеялась:
- Ох! Не волнуйся, дорогой. Ты не увидишь его долгих мучений. За несколько секунд ты умрешь. И я отомщу за своего отца! – ее пронзительный смех отбился луной в каменных стенах. – Готовься к смерти! – она снова вытянула руки для финального удара.
Синдбад закрыл глаза, посылая к Аллаху свою последнюю молитву, ожидая удара. Но ничего не случилось. Синдбад открыл глаза и обнаружил себя и своих друзей окруженным голубим щитом белой магии, который ярко светился. Все, в том числе и Румина, в равной степени были удивлены.
- Что, к черту, это такое? – прокричала Румина в истерике.
- Черт здесь абсолютно ни при чем. Я могу тебе в этом поклясться, - раздался могущественный голос с вершины камня.
- Кто ты? Покажись! – прокричала Румина разозлившись. – Я убью тебя так же, как и этих морских собак!
- Ай-ай, Румина, почему ты так злишься? И почему ты не играешь с равными себе? – прозвучал голос.
Синдбад повернул голову, безнадежно пытаясь увидеть человека, который спас их. Голос казался таким знакомым. Он мог ли это быть на самом деле он?
Тогда владелец голоса спрыгнул с камня, который был как минимум 50 футов в высоту. Но за 10 футов над землей фигура человека начала замедляться и спускалась медленнее к самому приземлению между моряками и Руминой.
Синдбад начал тяжело дышать, когда узнал прибывшего человека:
- Мейв, - прошептал он, боясь, если скажет слишком громко, то это обернется все на сон.
Мейв подняла свой взгляд, и их глаза встретились. Было так, будто время остановилось. Синдбад мог утонуть в этих теплых карих глазах. В эти секунды все стало для их обоих ясно. Все, что случилось за последние два года. Они не проронили ни слова, но слова здесь были не нужны.
Но все пролетело слишком быстро, их прервал Фаруз, который крикнул:
- Синдбад! Поспеши!
Они оба повернулись лицом к мужчине и вернулись в реальность. Фаруз и Дубар опустились на колени возле тяжелоранено-го Ронгара. Мейв отпустила Дермотта, и они с Синдбадом подошли к друзьям.
- Он умирает. И я ничего не могу с этим поделать, - проговорил Фаруз в отчаянии.
Ронгар лежал на земле, опершись на камень, лежал в своей собственной крови. Он дышал с перебоями и вдруг начал кашлять кровью. Фаруз помог ему немного подняться. Когда он опускался назад, мавр сжал немного руку, - знак, который все узнали – он значил смерть.
Мейв разозлено покачала головой.
- Нет, мой молчаливый друг. Ты не умрешь! – сказала решительно она. – Я не позволю этому случиться. Дайте мне пространство, - обратилась она к другим.
Они послушались и отступили в сторону, даже не смотря на то, что никто из них не думал, что женщина способна что-то сделать. Моряки обменялись быстрыми взглядами, что выражали сомнение, но Мейв проигнорировала их.
Она сконцентрировалась над поставленной перед ней задачей. Мейв легонько ударила Ронгара по щеке и одарила подбадривающей улыбкой.
- Не бойся, мой друг. Все получиться, - сказала ему Мейв. Тон ее голоса был успокаивающим, и Ронгар, видимо, расслабился.
- Хорошо, это правильно.… Теперь я хочу, чтобы ты посмотрел мне в глаза и сконцентрировался. Не отводи взгляд и думай только о том, что чувствует твое тело, когда ты здоров.
Тогда Мейв взяла правую руку Ронгара и положила на грудь, выше своего сердца, а свою руку опустила поверх его. Ее взгляд не покидал его глаз. Второй рукой Мейв вынула порошок с одного из маленьких мешочков и посыпала им раненую грудь Ронгара, все так же не отводя глаз. Потом она проговорила слова, и магия начала действовать. Когда она услышала удивленный вздох Синдбада и увидела, что глаза Ронгара широко раскрылись, она поняла, что все подействовало. Легкая улыбка озарила ее лицо.
Синдбад, Дубар и Фаруз удивленно наблюдали за происходящим. Синдбад не мог сдержать своего удивления, когда Мейв начала светиться сверхъестественным белым светом. Порошок на груди Ронгара начал мерцать, будто жил своей жизнью. Свечение вокруг Мейв становилось все более и более интенсивным, пока моряки не были вынуждены прикрыть глаза.
Когда, спустя минуту, они открыли глаза, свет исчез и Мейв поднялась. Она взяла Ронгара за руки и потянула, чтобы он встал.
Мавр был удивлен. Он внимательно осмотрел свои руки и прикоснулся к груди. От смертельного ранения не осталось и следа. Все было так, будто ничего и не случилось. Только его порванная одежда напоминала об этом. Он посмотрел вверх и увидел ласковую улыбку Мейв. Широкая улыбка появилась на молодом лице мужчины, и он крепко обнял кельтку.
«Спасибо тебе! Спасибо тебе большое! Если бы ты только могла меня слышать!» - подумал он, желая, чтобы она понимала его.
- Не за что, мой друг, - прошептала ему на ухо Мейв.
Ронгар отступил назад и посмотрел на Мейв. Она его слышала? Может такое быть? Мейв?
- Да, Ронгар, я могу слышать твои мысли. Но только в том случаи, если ты этого хочешь, - ответила она ему.
Их прервал Фаруз, который подбежал и сильно обнял его перед тем, как проверить его состояние
- Но,… как,…как это возможно? Нет ни раны, ни царапины – ничего… Как? – сыпал он вопросы, повернувшись к Мейв.
Она улыбнулась.
- Что ж, Фаруз, мой старый друг. Как это возможно? Магия, конечно же, что же еще?
- М-м-м… Магия… да, что же еще? – молвил он, погружен в мысли.
Вдруг ему прояснилось, кто это говорил.
- Мейв! – прокричал он и кинулся, чтобы обнять ее. – Ты вернулась! Я не могу поверить в это! Ты действительно вернулась!
- Да, мой друг. Я вернулась!
Когда Фаруз наконец-то отпустил ее, Дубар тут же заключил Мейв в свои крепкие объятия.
- Девочка! – прокричал он. – Как хорошо, что ты вернулась! Ты не представляешь себе, как мы скучали! – и более тихим голосом он продолжил: - Или как сильно скучал Синдбад…
- Кхм,… - еле слышно проговорила Мейв. – Дубар,… мне нужен воздух.
- Хм? Ах, да,… - Дубар опустил ее на землю.
Мейв повернулась лицом к Синдбаду, который стоял за ними.
Она смотрела на него, боясь, что он не хочет ее возвращения. Синдбад лишь пристально смотрел на Мейв некоторое время, пока она не почувствовала, что тишина стала неуютной.
- Синдбад, - прошептала она, - что…
Тогда капитан подбежал и крепко обнял ее.
- Ох, Мейв! – простонал он, зарываясь в ее волосы и закрыв глаза. – Мейв… моя Мейв…. Это длилось так долго…. Не исчезай снова.
Он гладил ее по спине, вдыхая ее запах.
Не имеет значения то, сколько женщин он встретил (или у него были) у портах: никто из них не был такой, как она. Он хотел никогда больше ее не отпускать. Но после того, как, казалось, прошла вечность, Мейв отступила назад, смерив его взглядом, полным критики.
Он знал, что изменился с тех пор, как видел ее в последний раз. Так, как и раньше, он был обаятельным молодым моряком, грозой семи морей, но жестокий, безжалостный воин и купец.
Мейв медленно подняла руку и стерла единственную слезу, что скатилась по его щеке.
- Ей, не реви в моем присутствии, моряк! – дразнила она его. Он улыбнулся: все так, будто она никуда не уходила.
- И посмотри, что ты с собой сделал? – спросила Мейв, указывая на его одежду. Молодой мужчина покраснел и подумал о том, как он выглядит. Он был одет в черные облегающие штаны, белую рубаху, открытую спереди, и темно-синюю жилетку. Его волосы были длинными и неподстриженными, и он отрастил бороду.
- Я даю тебе 24 часа, чтобы ты сменил свой внешний вид. В противном случае этим займусь я, - пригрозила кельтка, и мужчины начали смеяться со своего капитана.
- Это действительно хорошо, что ты вернулась, девочка! – молвил Дубар.
- Да, он прав, Мейв. Как хорошо, что ты вернулась! – пробубнил Синдбад смущенно, что вызвало еще более громкий смех команды.
- Ей, прекратите это! Это что, бунт?
- Нет, мы только рады, что Мейв вернулась, чтобы привести тебя в порядок.
- Ох, пожалуйста, оставьте это. Давайте возвращаться на Номад. Припасы могут подождать. У нас есть причина, чтобы отпраздновать и о многом поговорить.
- Как далеко от сюда Номад? – спросила Мейв.
- Примерно в полчаса ходьбы, - ответил Фаруз.
- Мы сможем преодолеть это расстояние за минуту, - пообещала Мейв. – Закройте глаза.
Удивленные мужчины подчинились. Вдруг Синдбад почувствовал себя очень странно, будто терпит щекотку.
- Ладно, вы можете открыть глаза, - сказала им Мейв.
Они так и сделали и были поражены, увидев, что стоят на пляже возле лодки.
- Ого, девочка! Я вижу, что твоя сила усовершенствовалась. Это Дим-Дим научил тебя перемещению? – спросил Дубар.
- Я расскажу тебе всю историю немного позже…. А сейчас я бы хотела вернуться на Номад, если только капитан одобряет то, чтобы на борту была Женщина, конечно, - произнесла Мейв с самодовольной улыбкой.
- Он одобряет. Миледи, могу я…? – Синдбад сделал небольшой поклон и подал руку, чтобы помочь ей зайти в лодку.
- Можешь, - сымитировала Мейв его манеру речи и приняла руку. Даже это легкое прикосновение заставила сердце Синдбада биться быстрее.
За несколько футов от этой пары Дубар, Фаруз и Ронгар безуспешно пытались удержаться от смеха.
- Эти двое…, - покачал головой Дубар. – Они когда-то прекратят мучить друг друга и признаются в любви? Я думаю, очевидно, что они созданы друг для друга.
- Дай им время, Дубар, - посоветовал Фаруз. – Я думаю и очень надеюсь, что Синдбад решится очень скоро. А насчет дразнить…. Некоторые вещи никогда не меняются.
Они снова взорвались смехом, который заставил Синдбада послать им злой взгляд, который ясно говорил: «Мы здесь не развлекаемся!» Но Синдбад не увидел лукавую улыбку, которой Мейв одарила мужчин, стоя за его спиной. Это послужило причиной, чтобы команда засмеялась еще сильнее. Синдбад поступился и просто поднял руки вверх, отразив на лице все недовольство.
Тихий смех и насмешки сопровождали их по дороге обратно на Номад.  Некоторые вещи никогда не меняются!

0

2

Глава 2
Вскоре команда собралась в камбузе, смеялась и пила. Мейв представили остальным мужчинам, и они ее тепло приняли, так как путешествовали с женщиной на борту, спасибо за это Брин. Никто с тех мужчин, с кем путешествовала Мейв, не остался: два года – долгий срок, чтобы остаться на борту корабля-путешественника, и не многие имеют силу воли, чтобы проверить счастье слишком долгого пребывания в компании Синдбада, так как он, кажется, притягивает неприятности везде, куда бы он не направился.
Дубар только закончил историю о том, как они узнали, что Ронгар принц, но мавр решил остаться на Номаде, как истинный член команды Синдбада.
Мейв одарила его теплой улыбкой.
- Я всегда знала, что в тебе таится что-то большее, мой друг, - ласково молвила она.
- Синдбад, даю тебе слово, что если ты продолжишь так же долго на меня смотреть, ты ослепнешь, - обратилась Мейв к капитану, который сидел возле нее на лаве, подперев голову рукой. За последние 15 минут он ничего не делал, кроме как смотреть на Мейв с задумчивым выражением лица.
Теперь он вернулся на землю, что дало нескольким мужчинам повод посмеяться.
- Извини,… - молвил Синдбад. – Это из-за того, что я не могу поверить, что ты действительно вернулась.
- Поверь в это, - ответила она. – Сейчас выпей еще вина, - после этих слов она поднесла его бокал в воздух, пододвинула его к бочке с вином и остановила под затычкой. Мейв еще раз махнула рукой, и затычка вылезла. Наполнив бокал вином, она закрыла снова. Медленно бокал подплыл обратно к Синдбаду и приземлился перед ним.
- Вот так! – волшебница подняла свой бокал и сделала маленький глоток.
- Для одного раза это именно та магия, которую я хотел, - засмеялся Дубар и осушил половину своего бокала одним глотком.
- Ты слышала о наших приключениях, теперь твоя очередь, Мейв, - молвил Фаруз, и большинство мужчин утвердительно закивали головами.
- Он прав, Мейв, - сказал Синдбад. – Расскажи нам: всему этому тебя научил Дим-Дим? Теперь ты настоящая волшебница?
- Да… и также нет, - начала Мейв и получила несколько удивленных взглядов. – Это немного сложно. Но я попытаюсь объяснить: да, я отправилась к учителю Дим-Диму, и он учил меня искусству белой магии. Думаю, могу сказать, что была достаточно способна, потому что вскоре я знала все, чему мог научить меня Дим-Дим. Это все продолжалось 9 месяцев после моего ухода от вас. Но учитель Дим-Дим и я, мы оба знали, что мой настоящий потенциал был намного выше этого. Таким образом, учитель Дим-Дим отправил меня к своему давнему другу. Она была очень хорошая и поведала мне многое о мире, о силах, обо мне самой и то, как раскрыть полностью свой потенциал. Ее зовут Гая и она лидер Ордена Сестер. И таким образом я стала… ведьмой.
Мейв увидела, как подпрыгнули от ее слов шокированные мужчины. Некоторые из них незаметно сделали знак, чтобы отбить демонических привидений.
- Что!? – прокричал Синдбад, выплевывая свое вино. – Мейв,… как ты могла? Я всегда думал, что ты ненавидела Румину, а теперь… теперь она тебе начала нравиться.
- Нет! Как ты можешь так говорить? Я никогда бы… Да как ты смеешь? – вскочила Мейв, ее сильно обидело это. Но она знала, что такого следовало ожидать. Она попыталась успокоиться и тогда продолжила дальше: - Позволь мне объяснить, Синдбад. Вы все поддались старым суевериям, и я не вправе осуждать вас. Но послушайте: не все ведьмы злые; правда, многие из них таковыми являются, то же самое происходит и с волшебницами, и со всеми людьми. Есть хорошие, есть плохие. Но в отличии от волшебства, ведьмарство не просто черное или белое. Эта магия серая, и человек сам должен решить, для чего ее использовать: для добра или для зла. И я не такая, как Румина: она черная волшебница, а я ведьма – это большая разница! Если ты действительно считаешь, что я такая, как она, то думаю, мне лучше уйти сейчас…
- Нет! – быстро перебил ее Синдбад, все еще шокирован. – Нет, не оставляй нас снова! Извини, Мейв. Пожалуйста, не уходи! Мы…. Я не знал, что говорил…. Извини меня! Не уходи!
«Потому что я люблю тебя», - мысленно закончил он. Но не произнес этого вслух, даже не смотря на возможность потерять ее снова.
Мужчины нерешительно закивали головой. Они все еще боялись: иметь на борту настоящую ведьму – плохое счастье.
- Хорошо, Я думаю, что это не твоя ошибка, что ты так среагировал. Должно быть, это сильное потрясение такое услышать; но я не могу изменить то, кем являюсь! – сказала Мейв примирительно.
Все на некоторое время замолчали, пока Фаруз не молвил снова:
- И какие у тебя планы сейчас, Мейв?
- Что ж, мой друг, моя задача все еще та ж – одолеть Румину, но я уверена, что это не займет много времени, - ответила Мейв, бросая быстрый взгляд на Дермотта, который сидел на своем месте. Ястреб крикнул и замахал крилями, показывая свое одобрение.
- И потом, - продолжила Мейв, - я б хотела остаться на борту Номада на неопределенный срок – если я здесь желанный гость, то это…
Лицо Синдбада засияло.
- Ты больше, чем желанный гость на этом корабле, Мейв! И я думаю, что ты знаешь, что тебе не нужно было отвечать, - сказал он, и Фаруз, Дубар и Ронгар кивнули.
Мейв улыбнулась, счастлива, что ее приняли, иметь таких хороших друзей.
- Мейв, есть кое-что, что я хотел бы отдать тебе, - сказал Синдбад, поднимаясь и выходя из-за стола. – Я думаю, сейчас подходящий момент, чтобы ты получила это обратно.
Мейв удивленно подняла бровь – ее жест, который хорошо знали.
- Что это? – спросила она, заинтриговавшись.
- Тебе это понадобится, - ответил Синдбад. – Когти Дермотта все еще острые, - с этими словами он снял перчатку, что носил на поясе, и отдал ее Мейв. Это была та старая, которой она всегда пользовалась, та, которую они нашли, когда Мейв выпала за борт. Брин использовала ее, пока не вернулась к своей семье, и тогда Синдбад и Ронгар взяли ответственность за сокола.
Синдбад удивлялся, в какой гармонии он, казалось, был с «глупой птицей», которая напала на Синдбада, когда они впервые встретились. И сейчас Дермотт с удовольствием сидел на его руке и, казалось, понимал, когда Синдбад обращался к нему. Синдбад был уверен, что о Дермотте есть больше, чем рассказывала ему Мейв, даже если он не мог в этом поклясться, что-то точно было.
Мейв была тронута. Она аккуратно погладила сношенную кожу перчатки – Синдбад берег ее все это время.
- Спасибо тебе большое, Синдбад,… - сказала Мейв, надевая перчатку. Она вытянула руку, и Дермотт тут же слетел со своего места и приземлился на нее. – И спасибо, что ты заботился о Дермотте. Я вижу, ему было хорошо с тобой, не так ли, мой хороший? – сказала она, гладя перья Дермотта. Он щебетал и терся головой о руку Мейв, счастлив, что е6го хозяйка вернулась.
Синдбад так же нежно погладил птицу.
- Я думаю, мы наконец-то стали друзьями, - ответил он.
Тогда Дубар кашлянул.
- Я думаю, пришло время идти спать.
Жалуясь, моряки поднялись и, пожелав спокойной ночи, отправились к своим койкам, пока не остались только Синдбад и Мейв. Это не прошло мимо Дубара, Ронгара и Фаруза, и они быстро переглянулись, как покидали камбуз.
Синдбад шутя поклонился перед Мейв.
- Миледи, могу я показать вашу каюту?
Мейв величественно поднялась и откинула волосы.
- Можете, - ответила Мейв, подняв носик. Хихикнув, она последовала вниз по коридору. Синдбад остановился перед дверью ее старой каюты и отворил ее. Мейв подошла и открыла рот от удивления. Ничего не изменилось! Ее старые магические книги заклинаний лежали на столе нетронутыми. В углу стоял ее старый деревянный сундук, в котором находилось все ее имущество. Когда она открыла его, то обнаружила свой коричневый плащ - она не была одета в него, когда выпала за борт. А на ее кровати, на аккуратно сложенном овечьем одеяле лежал ее меч. Мейв медленно подошла к нему и достала его с ножен. Он был отточен и блестел в свете свечи, которую держал Синдбад.
Мейв сдерживала слезы.
- Ты отточил его? – спросила она, повернувшись лицом к мужчине, стоявшего у дверях. Ее голос рожал: - Ты берег все это?
Синдбад кивнул, осматриваясь вокруг.
- Да. Я знал, что ты вернешься вскоре. Я хотел быть готовым.
- Но… почему,… почему ты не отдал мою каюту этой новой женщине – Брин? – спросила Мейв.
- Я не знаю, - ответил молодой мужчина и посмотрел ей прямо в глаза. – Это казалось правильным. Но я знал, что ты вернешься – к тому же, ты оставила Дермотта со мной. Более того, Брин не могла занять твоего места…. Я скучал по тебе каждый день, Мейв.
«Если бы я только мог сказать, как сильно», - подумал Синдбад. Когда Мейв оставила их, Синдбад каждую ночь лежал, не засыпая, думаю о ней и о своих чувствах к ней. Только когда она ушла, он понял, что любит ее. Но даже сейчас у него не было смелости сказать о своих чувствах.
«Если бы я только знал, что она чувствует ко мне!»
Мейв положила меч обратно на кровать и подошла к Синдбаду. Она была тронута. Она смущенно подняла его руки и, поглаживая их, заглянула в его глубокие голубые глаза.
- Это так мило. Спасибо тебе большое, Синдбад.
Она нежно поставила легкий поцелуй на его щеке, как и тот, что она однажды подарила Иолфу, примерно три года назад. Тогда она медленно выпустила Синдбада со своей каюты.
- Спокойной ночи, моряк. Как хорошо вернуться, - прошептала она, закрывая дверь.
Синдбад некоторое время стоял перед закрытой дверью. Он все еще мог чувствовать ее поцелуй не своей щеке. Место, на котором был оставлен поцелуй, пылало как в огне. Только однажды в жизни поцелуй вызвал у него такое чувство: поцелуй, который подарила ему Мейв после того, как он одолел Воргона.
- Да, это хорошо, что ты вернулась, моя ведьма, - прошептал он и направился к своей каюте.
Синдбад проснулся, чувствуя себя хорошо отдохнувшим. Он не спал так хорошо на протяжении,… да, на протяжении больше двух лет. Все время с момента исчезновения Мейв у него были только неспокойные ночи.
Машинально он натянул одежду и обувь и направился в камбуз позавтракать. Он сидел на лаве один и ел кусок хлеба. Было довольно рано – никто еще не проснулся.
Тогда он вспомнил, что произошло прошлым днем, и улыбнулся. Мейв также всегда просыпалась рано.
«Может быть, она уже проснулась?» - предположил он.
Синдбад почувствовал внезапное желание увидеть ее, поговорить с ней. Поэтому он тут же спустился к ее каюте и постучался. Ответа не последовало.  Очевидно, она все еще спала. Синдбад не мог устоять перед искушением увидеть, как мирно спит Мейв. Следую своему желанию, он открыл дверь и был удивлен. Кровать Мейв была пуста, Дермотта на его месте тоже не было. Одеяло было аккуратно сложено, меч лежал на нем, выглядело все так, будто кровать была нетронута. Сердце Синдбада практически остановилось. Это все не могла быть сном! Он понесся в камбуз, ища ее, он обыскал отделение камбуза. Ничего! В отчаянии он выбежал по лестнице на палубу. Он прикрыл глаза, чтобы дать им привыкнуть к свету. В безумии он осмотрел палубу, пока его глаза не остановились на ней, сидящей на своей месте – носу корабля – и разговаривающей с Дермоттом.
Синдбад откинул свое желание бросится к ней и обнять ее. Он заставил себя успокоиться, потом подошел к Мейв и Дермотту.
- Доброе утро, Мейв. Дермотт, - поздоровался он, надеясь, что его голос звучит нормально.
- И тебе доброе утро, Синдбад. Хорошо спалось? – ответила Мейв.
Дермотт прощебетал свое «Доброе утро» и взлетел в воздух.
«Куда ты собрался, Дермотт?» - спросила она в мыслях.
«Оставляю двух голубков в заслуженном одиночестве, сестренка!» - мысленно ответил Дермотт.
«Ты!» - мысленно крикнула Мейв, но потом поступилась. Он был прав. Она искала повод побыть наедине с Синдбадом с тех пор, как вернулась.
«Видишь? Я же говорил!» - дразнил ее Дермотт, имея возможность слышать ее мысли.
- Исчезни! Перед тем, как я зажарю тебя живьем, маленький чертенок! – погрозила ему Мейв.
- Что? Я что-то пропустил? – удивленно спросил Синдбад, подняв бровь.
- Хм? Нет! – Мейв покраснела, осознав, что все это она сказала вслух рядом стоящему Синдбаду.  – Нет, ем…. Дермотт просто пошутил надо мной…, - она остановилась до того, как все не стало еще более запутанным.
- Что вы делали здесь так рано? – спросил Синдбад.
- Ох, мы смотрели на восход солнца и разговаривали,  - ответила Мейв, рада, что сменили тему. – Везде, где бы я была в своей жизни, все места, что я видела, нигде восходы солнца не были такими прекрасными, как здесь, на Номаде. Я не знаю почему, - мечтательно произнесла она. На  самом деле она прекрасно знала, что делало восходы солнца такими замечательны-ми на борту Номада. Это то окружение, что у нее было, что украшало ее серые будни.
Синдбад сел возле Мейв, и они погрузились в тишину, смотря, как солнце поднимается по небу. Только волны бились о борт корабля, и можно было слышать чаек. Оба, Синдбад и Мейв, были удовлетворены только тем, что сидели друг около друга и смотрели в новый день, приходящий в жизнь.
Наконец-то Синдбад нарушил тишину, сказав:
- О чем вы с Дермоттом разговаривали?
Мейв улыбнулась.
- Ох, Дермотт только поведал мне о некоторых, хм, более личных приключениях, что у тебя были в некоторых портах…. Очень интересные вещи услышала, должна сказать.
Синдбад покраснел от злости и пожелал провалиться под землю. Дермотт рассказал Мейв об этом?
- Мейв, позволь мне объяснить…, - начал он, но Мейв его перебила.
- Нет! Не надо! Я не хочу знать….
Тогда она начала смеяться.
- Брось, моряк! Дермотт и я разговаривали о Гае. Я рассказала ему нечто с того, что она меня научила.
Синдбад тяжело вздохнул.
- Это было грубо, Мейв!
- Что ж, я не могла устоять…. Так какие у нас планы на сегодня?
-Во-первых,  мы подождем, пока не проснутся Дубар, Фаруз и Ронгар и частично не вытрезвятся – насколько это возможно, взяв во внимание то, сколько вина выпил прошлой ночью Дубар. Потом мы пойдем в деревню, что собирались сделать вчера, и запасемся провизией. И тогда мы отправимся к приключениям, - поведал он.
- Куда? – спросила Мейв, уже предугадав ответ Синдбада.
- Куда нас могут отнести ветра, Мейв! – ответил он, улыбнувшись.
- Хороший руководитель, я бы сказала. Некоторые вещи никогда не меняются!

0

3

Глава 3

Было около полудня, когда душераздирающий храп Дубара прекратился; его заменил стон, который заставил доски Номада трястись.
- Ох-х-х,… кто-нибудь, остановит эту телегу, которая катится через мою голову? – простонал гигант, сидя в камбузе.
- Видишь ли, это не телега поразила тебя, Дубар, - утверждал Фаруз, пока готовил напиток для успокоения головной боли Дубара. – То, что ты чувствуешь сейчас, - это классическое похмелье, что есть результатом чрезмерного употребления алкоголя, которое вызвано крайностью…
- Ах,… прекрати это, Фаруз, все трое вас! – Жаловался Дубар, держась за голову. – Я не хочу знать откуда оно пришло – я хочу, чтобы оно убралось. И скоро…
В камбуз вошел Синдбад и покачал головой.
- Похоже, мы пойдем в деревню без вас двоих, - сказал он Дубару и Фарузу. – Ты не в состоянии идти куда либо, старший брат, и я хочу, чтобы ты, Фаруз, остался здесь и присмотрел за ним.
Фаруз кивнул.
- Я должен работать над моим новым изобретением. И когда вы вернетесь, я хотел бы показать Мейв, что я изобрел в то время, пока ее не было….
Дубар опять начал жаловаться:
- Клянусь, я больше не буду ничего пить… целый день! Будь осторожен, младший брат, и присмотри за девочкой.
- Хорошо, - пообещал Синдбад и отправился на палубу, где его ждали Мейв с Ронгаром.
- Похоже, нас будет только трое. У Дубара роковое похмелье, и Фаруз решил остаться с ним. Но думаю, что мы сами со всем справимся.
Ронгар похлопал Мейв по плечу и сделал какой-то знак, показывая жестом на Мейв, а потом дотрагиваясь до своей груди.
Мейв улыбнулась.
- Правда, я легко могу освободить Дубара от головной боли, Ронгар, как это было с твоим ранением. Но, по правде говоря, я думаю, что в ужасном похмелье хорошего есть только то, что оно удержит Дубара от выпивки каждую ночь. Ему вскоре будет лучше.
- Более правдивых слов ты никогда не говорила, Мейв. Тогда пойдемте! Если поспешим, то вернемся обратно к закату и словим прилив, - сказал капитан.
- Я могу доставить нас в деревню за несколько секунд, - предложила Мейв. – только назад мы пойдем пешком.
- Согласен, твоя магия убережет нас от двухчасовой ходьбы. – Дубар обожал бы тебя за это, Мейв, - засмеялся Синдбад. – Ладно, вперед!
- Хорошо, закройте глаза. Я перенесу нас немного в сторону от деревни. Я думаю, если мы появимся посреди деревни, это напугает людей.
Она взяла руку Синдбада и Ронгара, и они закрыли глаза.
Синдбад почувствовал знакомое ощущение щекотки. Когда Мейв сказала им, чтобы они открыли глаза, Синдбад обнаружил, что стоит на краю леса за 300 футов от деревни.
- Теперь я понимаю, почему волшебники не путешествуют нормальным путем. Этот намного проще и быстрее, - молвил Синдбад.
- На самом деле, это не так, Синдбад. Маги проводят большое количество времени, путешествуя «нормальным путем», как ты выразился. Это потому, что волшебники могут перемещаться только в те места, где он или она уже были. Это та причина, почему я хотела бы путешествовать с вами, ребята. Путешествовать так далеко, насколько это возможно, - ответила Мейв.
По правде говоря, этот факт не был самой важной причиной того, что Мейв путешествовала с ними. Она просто любила приключения и общество своих друзей, особенно общество Синдбада.
Трое друзей разделились добывать продукты, договорившись встретиться на том же месте через полчаса.
Когда они собрались снова, у них уже было четыре бочонка вина, свежее мясо, полные корзины фруктов, мешок муки и две дюжины булок хлеба. Всего не больше, чем на 10 дней – за это время они доберутся до Багдада.
Синдбад арендовал повозку и коня, чтобы перевезти их товары обратно на корабль. Загрузив ее, Синдбад, Ронгар и Мейв отправились по тропе, что вила к пляжу.
Синдбад вытер рукой пот со лба и сделал глоток с фляжки, затем передал ее Ронгару. Он немного ускорил шаг и пошел в сторону Мейв. Ведьма, казалось бы, вовсе не обращала внимания на жару, она все время улыбалась и шла твердым шагом.
- Скажи, Мейв, - обратился к ней Синдбад, - почему ты не можешь перенести нас обратно на Номад, как ты отправила нас в деревню?
- Уже устал от маленькой прогулки, моряк? – дразнила его Мейв. – Я могу помочь тебе освежиться.
Она сделала взмах рукой и произнесла несколько слов, что слились в заклинание. Над головой Синдбада появилась маленькая дождевая туча, и на него пошел дождь.
- Г-р-р-р…. Мейв, прекрати это сейчас же! Или…, - крикнул Синдбад, пытаясь убежать от тучи, но она преследовала его везде, куда бы он не бежал.
- Или что, моряк? – глумилась Мейв.
- Или…. Или я заключу тебя в свои объятия, пока ты не вымокнешь так же, как и я, - угрожал промокший мужчина при отсутствии лучших идей. Честно говоря, это звучало очень привлекательно для него: заключить ведьму в свои объятия, стоя под дождем….
Мысли Мейв ушли в том же направлении, но глупая улыбка Ронгара вернула ее на грешную землю. Вздохнув, она хлопнула в ладоши, и туча исчезла.
В душе капитан затужил. Он хотел, чтобы его угроза свершилась. Он потрусил головой, чтобы освободиться от воды, а особенно от этих мыслей. Мейв никогда бы не допустила такого его поведения, не так ли? «Конечно же, нет!» - говорил он себе твердо. Для нее он был просто другом. К сожалению.
Мейв еще больше засмеялась над вымокшим капитаном, главным образом потому, чтобы скрыть свою смущенность насчет своих мыслей, тогда она стала серьезней.
- Насчет твоего вопроса, почему я не могу перенести нас обратно на Номад: это связано с нашей провизией, Синдбад, - объяснила она. – Магия срабатывает необычным образом. Видишь, с перемещением… хм, силы приобретают суть предмета, что они транспортируют. Это не влияет на все живое, так как их сущность меняется и обновляется все время. Но с «мертвой» и продуктами – такими как мясо и фрукты – все по-другому. Неподвижность их сущности, они испортились бы за несколько секунд, и когда мы прибыли бы на Номад, у нас бы остались только  непригодные продукты. Представьте себе реакцию Дубара!
Они все засмеялись над этой идеей, так как мужчина ничего сильнее не любит, чем еду, вино и красивых женщин. И приключений, конечно же.
Они шли и разговаривали, пока Ронгар не остановил их взмахом руки. Он указал на место на земле, что было покрыто темно-коричневым пятном. Это была засохшая кровь. Кровь Ронгара.
Все трое погрузились в тишину, думая о событиях прошедшего дня, пока Синдбад не молвил.
- Это место, где мы встретили ее, - озвучил он их мысли. – Это место, где тебя ранили, Ронгар. И это место, где к нам вернулась наша Мейв, - он сделал паузу. – Это место соединения хорошего и плохого….
Ронгар был очень расстроен, и его мысли испарились. Он вспомнил прошедший день, невыносимую боль, пламя смерти.
Мейв, казалось, почувствовала его напряжение. Она пошла в его сторону и положила руку ему на плече. Простой успокаивающий жест. Она посмотрела ему прямо в глаза, и для него это было так, будто она прикоснулась к его души.
Мейв одарила его успокаивающей улыбкой, а после сказала:
- Я обещаю тебе, мой молчаливый друг, она никогда больше не причинит тебе вреда. Ни тебе, ни кому-либо из моих друзей. Я одолею ее и наконец-то выполню свою миссию. Я бы сказала меньше, чем за месяц, мы освободимся от нее навсегда.
Ронгар кивнул. Он всем сердцем доверял своему другу, и знал, что она сдержит свое слово.
Но Синдбад лукаво посмотрел на Мейв.
- Как ты можешь быть так уверенна, Мейв? – спросил он. – Я имею ввиду, как ты знаешь, что Румина не появится вдруг в этот самый момент?
- Потому что это была бы самая глупая вещь, которую она могла бы сделать – напасть на меня сейчас. И она знает это.
- Почему?
- Как я говорила, Синдбад, теперь я ведьма, а это значит, что моя сила изменилась. Позволь мне объяснить: магия волшебников и ведьм очень сильно отличается. В то время как волшебница черпает магию для использования заклинаний из собственного тела, ведьмы используют магию окружающей среды, разных предметов. И на силу ведьмы имеет большое влияние луна. У нас сейчас полнолуния, а это значит, что моя сила сей час самая мощная, и Румина это знает. Если она нападет на меня в следующие 3 дня, она, несомненно, умрет.
Оба мужчины были поражены. Уверенные в том, что в безопасности, они продолжили свой путь к кораблю.
Когда Синдбад, Ронгар и Мейв пришли на пляж, у них возникла маленькая проблема. У них не было лодки, чтобы доставила их на Номад, так как они не использовали ее, чтобы добраться на остров.
- И что нам теперь делать? – спросила Мейв. – Как нам сообщить им, что мы уже вернулись, чтобы они забрали нас?
- Что ж, ты всегда можешь кинуть огненный шар и разбить щеглу, - пошутил Синдбад. – Это несомненно бы показало Дубару, что мы вернулись.
Мейв пробурчала:
- Очень смешно. А что бы ты сделал, если бы я действительно разбила бы твою щеглу? – после этих слов она создала огненный шар и подкинула его в руке.
- Нет! Не делай этого! – крикнул Синдбад. – Пощади мой корабль. Я привлеку их внимание.
Он побежал назад к повозке, схватил кусок ткани и начал махать им в воздухе. Вскоре один из членов команды заметил их и отправил лодку их забрать. Так Мейв убрала свой шар. Синдбад поднял свой взгляд в небо, радуясь, что уберег свою щеглу от магии Мейв. Он почему-то оказывается на грани потерять голову или что-то из своего имущества, когда она рядом.
Спустя некоторое время они поднялись на борт Номада, где Дубар поприветствовал их.
- Младший брат! Ты вернулся! Как прошла закупка товаров?
- Все хорошо! Никаких приключений. Поднять якорь! Курс на Багдад, - скомандовал капитан. – Я пойду вниз к картам.
- О нет, не пойдешь, Синдбад! – голос Мейв остановил его. Сбитый с толку, он повернулся. Остальная команда также удивлялась происходящему: почему Мейв разговаривала командирским тоном.
- Что дает тебе право давать мне, твоему капитану, указания? – спросил Синдбад, немного зол ее тоном.
- Вчера я поставила тебе ультиматум сроком на 24 часа. Время истекло. Так как ты не изменил свой внешний вид, я сделаю это самостоятельно, - заявила кельтка.
На несколько секунд Синдбад, как и его команда, потеряли дар речи. Он совсем забыл про ультиматум. Это обернется для него в большие неприятности. Поэтому он попытался объяснить Мейв.
- Но, Мейв, я…, - начал он.
- Никаких «но», моряк, - перебила она его. – Я ни секунды больше не желаю видеть тебя в пиратском облике ни секунды дольше! – с этими словами она подняла руки и дважды хлопнула. Вдруг одежда Синдбада исчезла, и он стоял полностью обнаженный. Синдбад покраснел с головы до пят, и безуспешно пытался прикрыть себя. Команда взорвалась громким смехом. Мейв просто улыбнулась и хлопнула в ладоши во второй раз, и Синдбад вновь был одет. Но теперь на нем была его старая моряцкая одежда, что состояла со свободных синих штанов, белой рубахи с синей накидкой и красным поясом. Команда зааплодировала.
- Вот это наш старый Синдбад! Спасибо, девочка! – прокричал Дубар.
- Браво, Мейв!
- Хорошая работа!
Мейв ехидно улыбнулась Синдбаду, который стоял красный, как помидор.
- А теперь, капитан, ты можешь спуститься в свою каюту и побриться, или это я тоже сделаю сама! – молвила она ему. – И поверь: в следующий раз я не буду так милосердна.
Синдбад практически выбежал от команды и побежал вниз. Почему Мейв всегда делала его посмешищем перед командой, в то время как когда они находились наедине, она обходилась с ним практически нежно? Синдбад не понимал эту женщину; она заставляла подниматься так высоко и падать так низко. И все, что он знал, так это то, что не может без нее жить.
Вздохнув, он начал сбривать бороду. Пока Мейв не было, у него просто не хватало нервов делать это каждый день. Но сейчас, когда она вернулась, все изменилось. Очень изменилось.
Мейв разделила еще некоторые шутки с мужчинами перед тем, как тоже сбежать в свою каюту. Она быстро закрыла дверь и опустилась на пол, спрятав лицо в ладоши.
- О Богиня! О чем я думала? Он никогда не простит меня за это! – вздыхала она. Видеть его таким было выше ее сил. Со своего места у Мейв был хороший вид на него. Он был прекрасен! Идеально создан, будто это была работа лучшего скульптора.
«Почему ты не признаешь этого, сестренка?» - спросил Дермотт, последовавший за ней в каюту.
«Признаю что?»
«Г-р-р-р…! Признаешь, что ты любишь его! Это ясно всем, кроме вас двух упрямых дураков», - он практически кричал в ее мыслях.
«Нет! Я не люблю его! – отказала Мейв. – У меня нет времени на такую глупую и ненужную вещь, как любовь. У меня есть задача».
«Освободить меня? Ты это имела виду? Я уже говорил, что это не самое важное, что сделает тебя счастливой».
«Сделает. У нас уже был разговор по этому поводу, как что, пожалуйста, прекрати это сейчас же и оставь меня одну, - молвила она поднимаясь. – Вскоре ты станешь свободным, и тогда я найду свое собственное счастье, ладно?»
Дермотт еще что-то промолвил и взмахнул крыльями. Мейв выпустила его с комнаты и погрузилась в свои мысли. Она не могла скрываться здесь весь день – говорила она себе. Жизнь не стоит на месте.
За обедом Мейв была молчаливая, как и Синдбад. И это коснулось настроения команды. Мейв смотрела на Синдбада, но как только он улавливал ее взгляд, она отворачивалась.
Дубар тяжело вздохнул. Они вернулись к давним Синдбаду и Мейв, которые избегали друг друга. Дермотт сидел на своем месте и не переставая кричал и бил крыльями, будто злился на происходящее, подметил Синдбад. Мейв отправила ястребу холодный взгляд.
«Заткнись!» - прокричала Мейв в своих мыслях.
Но Дермотт продолжал, это действительно надоедало. В конце концов, Мейв вскочила и прокричала что-то на неизвестном языке. Мужчины не понимали, что она говорит, но это звучало сердито и недружелюбно. Синдбад полностью был уверен, сто сказанное было на ирландском или кельтском. Очевидно, у ведьмы и сокола была ссора.
Дермотт вскрикнул в последний раз и вылетел с камбуза. Мейв сжала кулаки и покинула камбуз, промолвив: «Извините». Она быстро направилась на палубу.
Синдбад безразлично смотрел на свой обед несколько минут. Тогда он кинул кухонный нож на стол и поднялся.
- К черту это! – сказал он и тоже выбежал на палубу, чтобы найти Мейв. Это должно закончиться! Он не позволит вещам стать такими, какими они были до ее исчезновения. Это должно измениться!
Синдбад нашел Мейв стоящей на носу корабля и смотрящей в ночь. Подходя к ней, он готовил разные аргументы.
- Синдбад, остановись.
Мейв услышала, что кто-то идет по палубе, и ей не нужно было поворачиваться, чтобы знать, что это был он. Она была уверенна, что он последует за ней, и, более того, она узнала его шаги.
- Синдбад, пожалуйста, послушай меня и не перебивай, иначе я никогда больше не смогу этого сказать, - молвила спокойно она. Но лишь ее умение держать себя в руках не позволяло ее голосу дрожать. – Я правда сожалею о том, что сделала сегодня, извини, - она все еще не смотрела на него. – Я не знаю, что на меня нашло. Я надеюсь, что ты сможешь простить меня… когда-нибудь.
Кельтка посапывала и глотала слезы, напугано ждала ответа капитана.
Синдбад улыбнулся. Он пришел на палубу, не зная, что сказать или что сделать. А теперь, когда перед этим у него не было шанса сказать что-то, Мейв извинялась перед ним.
Он медленно развернул ее к себе, но она все еще не смотрела на него, сохраняя свой взгляд на руках. Он взял ее за подбородок и заставил посмотреть вверх. Но ее глаза смотрели на что угодно, но только не на него. Было темно, и он не принес с собой светильник, ему казалось, что он видел слезы в ее глазах. Его сильная и стойкая Мейв плакала? Из-за чего? Из-за него? Синдбад не мог поверить в это. Может, была другая причина. Не могла же она плакать, что посмеялась над ним, не так ли? Что ж, очевидно, она пыталась не давать волю слезам, поэтому Синдбад решил не напоминать об этом сейчас.
- Уже, Мейв, - сказал он.
- Хм?
- Я хотел сказать, что уже простил тебя, - повторил капитан. – Не знаю почему, но, кажется, что я не могу долго на тебя сердиться, Мейв. В тебе есть что-то, что заставляет меня прощать тебе все.
Наконец-то ее глаза встретились с эго. И в них она увидела, что он на самом деле говорил то, что думал.
- Я так рада, - прошептала она. – Спасибо тебе, Синдбад.
Она крепко обняла его и воткнулась носом в его плече. Синдбад судорожно вздохнул и боролся с желанием поцеловать ее. Кажется, прошла вечность, как Мейв отошла от него и повернулась опять к океану. Некоторое время они молчали, пока Синдбад не молвил:
- О чем ты ругалась с Дермоттом?
- О тебе, - последовал простой ответ Мейв.
- Но почему? – спросил Синдбад.
- Он настаивал, чтобы я извинилась перед тобой…. Думаю, он был прав насчет этого.
- Да…. Напомни мне, пожалуйста, дать ему еже один кусок мяса, когда он вернется. Так поэтому он улетел?
- Он сказал, что должен сократить расстояние между нами, или в ином случаи случится что-то плохое, - сказала сухо Мейв.
- Ах…. Когда ты кричала на Дермотта в камбузе, это был ирландский? – хотел узнать Синдбад.
- Да, это был мой родной язык, - сказала кельтка.
- И о чем вы говорили?
- Не скажу.
- Почему? – настаивал Синдбад.
- Потому что я не думаю, что ты достаточно взрослый для этого, моряк, - дразнила его Мейв. – Я даже не совсем уверенна, что и Дубар был бы достаточно взрослым для этого.
Они засмеялись, после Синдбад сказал:
- Я думаю, пришло время нам спуститься вниз. Иначе команда подумает, что мы поубивали друг друга.
- Хм…, - протянула Мейв. – В моем заклинании есть кое-что хорошее.
- И что же это?
- Ты наконец-то сбрил бороду, - улыбнулась Мейв, а Синдбад аж засветился.
Тогда Мейв с критикой посмотрела на него.
- Но кое-что, все же, упущено….
Она смерила его взглядом сверху вниз, останавливаясь на белой рубахе, накидке, цвета моря, свободных штанах и красном поясе.
- Подойди, - скомандовала она.
Синдбад судорожно сглотнул. Что она еще задумала? Он все же машинально подчинился и подступил к ней.
Ведьма достала что-то из своего кармана.
- Я нашла это в деревне и подумала, что оно отлично подойдет тебе.
Она подошла к нему, и Синдбад увидел, что лежало у нее в руке – красная повязка на голову, подобна той, что у него была, пока он не изменил свой внешний вид.
Мейв приподнялась на носочки и завязала ее вокруг его головы. После этого она отступила назад и снова посмотрела на него.
- Чудесно! – молвила она. Вот это мой старый Синдбад!
То, что она сделала после, удивило Синдбада еще больше, - она оставила нежный поцелуй на его правой щеке.
- Спокойной ночи, мой моряк, - прошептала она и направилась вниз.
Синдбад стоял онемевший.
«Что за день, - подумал Синдбад. – Что за чудесный день!»

0

4

Глава 4

Когда Синдбад вернулся на палубу, чтобы принять свою смену у штурвала, он обнаружил, что Мейв снова стояла на носу корабля.
- Мулисс, сможешь еще немного подержать штурвал? – обратился он к моряку прошлой смены. – Я освобожу тебя через несколько минут.
- Конечно, капитан.
Удивляясь, почему кельтка все еще не спит, Синдбад медленно подошел к ней. Мейв всматривалась в ночное небо, ее мысли испарились.
- Не можешь заснуть? – спросил ее ласково Синдбад.
Она подпрыгнула, испугавшись его появления. Она смотрела на него некоторое время, обдумывая, что он мог спросить ее, так как она не услышала. Понимая, что он ждет ответа, Мейв решила просто сказать ему, почему она все еще здесь.
- Дермотт не вернулся. Я волнуюсь.
- Не нужно. Я уверен, что он вскоре прилетит. Ты бы пошла поспать, - посоветовал Синдбад.
- Я пойду через несколько минут, - пообещала Мейв. – Я просто хочу немного еще подождать.
- Ладно. Я должен принять свою смену у штурвала. Спокойной ночи, Мейв.
- Спокойной ночи.
Удостоверившись, что с Мейв все будет хорошо, он пошел освободить Мулисса. Ночь была чистой, а море спокойным, так что это была легкая смена.
Два часа пролетели, и другой член команды сменил Синдбада. Капитан намерился идти вниз, когда увидел одинокую фигуру, что стояла на носу корабля. Мейв все еще там?! Немного волнуясь, Синдбад снова пошел в ее сторону. В этот раз он удостоверился, что она слышала его шаги, чтобы не испугать ее опять.
- Он все еще не вернулся? – спросил он.
- Нет, - голос Мейв дрожал. – Что, если он ранен? Что, если…
- Прекрати доводить себя до сумасшествия, Мейв! – приказал он. – Дермотт сильный. Поверь мне: с ним все будет хорошо. Может, он все еще злится на твое поведение. Иди спать!
- Нет! Я не смогла бы заснуть. Я буду ждать его. Я должна извиниться перед ним.
Синдбад вздохнул, но знал, что лучше с ней не спорить. Когда речь шла о Дермотте, Мейв становилась упрямой, как баран. Она крепко обняла себя, и Синдбад увидел, что она дрожит: это была холодная ночь. Он еще раз вздохнул и спустился вниз, чтобы принести Мейв плащ, который накинул ей на плечи. Зная, что он не сможет изменить ее решения, он нежно погладил ее по волосам и прошептал на ухо:
- Не вини себя, Мейв. С Дермоттом все будет хорошо.
Тогда он оставил ее одну и пошел вниз спать.
Синдбад проснулся как обычно – на восходе солнца. Беспокоясь о здравии своего друга, он пошел в каюту Мейв. После непродолжительного стуканья он вошел. Ее кровать была нетронута. Уже догадавшись, что это значит, он направился на палубу. Как и следовало ожидать, Мейв стояла на своем месте, смотря так, будто не двигалась всю ночь. Первые лучи солнца делали ее волосы подобно огню, и легкий бриз раздувал их. Но, не смотря на это, она стояла неподвижно, как стартуя.
Когда Синдбад подошел к ней сзади, она молвила:
- Он не вернулся.
Ее голос был немного громче шепота.
- И что хуже этого – я не могу чувствовать его. Так, будто он ушел навсегда… или даже…, - она не могла закончить предложение. Она всхлипывала.
- Ох, Мейв! – Синдбад крепко обнял ее.
Доведена до отчаянья, она сжала его рубаху, и Синдбад почувствовал слезы на своей груди.
- Тише, - пытался он успокоить ее.
- Это все моя ошибка, - плакала она. – Не накричала бы я на него, этого бы не случилось.
Синдбад нежно погладил Мейв по спине, пытаясь утешить ее.
Вдруг они услышали демонический смех.
- Что за трогательная сцена!
Синдбад и Мейв повернулись. На некотором расстоянии от Номада появилось изображение в воздухе. Изображение Румины.
- Ай-ай-ай, почему ты такая грустная, фермерская девка? Потеряла свою маленькую птичку? – мурлыкала Румина.
- Ты! Крикнула Мейв.
Ее глаза наполнились злостью.
- Что ты сделала с Дермоттом, сучка?
- Ничего пока, но я могу это легко исправить, если ты не сделаешь то, что я захочу, - шипела черная волшебница.
- Что ты хочешь от нас? – спросил Синдбад.
- От вас? Ничего, Синдбад, - ответила Румина. – Если быль честной, я потеряла интерес к тебе. Ты слишком добр и дружелюбен. Как противно! Что я хочу – реванша. Кровавого реванша, - сказала она, поворачиваясь к Мейв. – Я вызываю тебя! Черная магия против белой магии. Окончательная битва. Победитель получает птицу в ее настоящем облике.
- Я согласна, - сказала Мейв, успокоившись, ее лицо до теперь ничего не выражало.
Синдбад шокировано посмотрел на них.
- Хорошо. Приходи на Остров Слез. И не заставляй меня слишком долго ждать, или я использую несколько заклинаний на этой ужасной птице.
- Не смей трогать его! – крикнула Мейв и создала огромный огненный шар, который бросила в изображение. Шар пролетел сквозь изображение, а Румина лишь засмеялась.
- Как жалко! Это все, что ты можешь сделать? Не опаздывай на нашу битву!
Смеясь, она исчезла.
Мейв со злости закричала. Дубар. Фаруз и Ронгар выбежали на палубу, держа оружие.
- Что случилось? – спросил обеспокоено Дубар. – Мы завтракали, когда услышали крики.
Синдбад повернулся лицом к мужчинам.
- Появилась Румина и вызвала Мейв на битву, - сказал он им.
- Она заполучила Дермотт! – гневно добавила Мейв. – Я должна отправиться на Остров слез.
- Мейв, это означало бы твою явную смерть. Ты должна хорошо подумать. Ты же не веришь, что она будет играть честно? – спросил Синдбад.
- Синдбад прав. У волшебницы имеется как минимум дюжина ловушек и хитростей, готовых одолеть тебя, - сказал Фаруз.
- У меня нет выбора. Она заполучила Дермотта. Я должна освободить его! А так у меня будет хотя бы один шанс вернуть его! – Мейв практически кричала и повернулась спиной к своим друзьям.
- И большим шансом убить себя, - убеждал Синдбад.
Он был по-настоящему зол, что она так упряма. Но все же попытался убедить ее:
- Мейв, попытайся ясно подумать. Я знаю, что Дермотт значит для тебя очень многое. Но он всего лишь сокол. Он не стоит того, чтобы убить себя.
Это заставило дать свободу всему, что осталось от ее самоконтроля. Разозлившись, она развернулась и отвесила Синдбаду звонкую пощечину.
- Дермотт не просто что-то! Он самый важный для меня в этом мире, и я люблю его больше своей собственной жизни. Он – все! Понимаешь? – ведьма кричала, сжав кулаки.
Мужчины были шокированы. Никогда раньше они не видели Мейв такой разозленной. Синдбад начал понимать, что мог совершить самую большую ошибку: сказать Мейв бросить Дермотта. Он должен был бы лучше подумать – проклинал себя Синдбад.
- Так как, кажется, ты не понимаешь, сколько много Дермотт значит для меня – я думаю, мне лучше уйти. Я достанусь к Острову Слез, даже если мне придется плыть весь путь.
Кельтка развернулась, чтобы оставить их, но Синдбад схватил ее за руку.
- О нет, ты не уйдешь! – сказал он ей.
Она снова развернулась.
- Как ты смеешь давать мне указания, ты, свиноголовая улитка!? Ты не остановишь меня, чертов моряк!
- Правда, я не могу остановить тебя, - согласился Синдбад. – Но ты не пойдешь одна. Я отправлюсь с тобой. Я не собираюсь позволить тебе оставить меня снова, Мейв. Я пообещал тебе однажды, что одолею Румину или умру, пытаясь сделать это.
Дубар, Фаруз и Ронгар смотрели друг на друга некоторое время, тогда заявили в один голос:
- Мы тоже отправимся с тобой.
Мейв тяжело сглотнула и слезы покатились с ее глаз. Такие чудесные друзья.
- Спасибо вам. Вам всем. Но мы должны поспешить, - прошептала она. – У нас нет много времени.
Через полчаса паруса были подняты, и Номад отправился к Острову Слез. Но борту корабля были только Синдбад, Дубар, Фаруз, Ронгар и Мейв. Остальные покинули судно.
Дубар смотрел на путешествие с критикой:
- Ветер, кажется, против нас, - сказал он Синдбаду, который держал штурвал. – Если так будет продолжаться, нам понадобится больше 5 дней, чтобы добраться до Острова Слез.
- Хм…. Гостеприимство Румины, я думаю, - предположил капитан.
- Ты прав, Синдбад, - сказала Мейв, подойдя к ним двоим. Но это не сработает. Она, кажется, понимает мою силу. Схватитесь за что-нибудь.
Синдбад и Дубар обменялись быстрыми взглядами и оба сильнее сжали штурвал. Фаруз и Ронгар обкрутили вокруг пояса трос и привязали его к щегле.
Мейв закрыла глаза и начала напевать какую-то мелодию. Синдбад узнал ее: Мейв играла ее однажды на дудочке, чтобы вызвать ветер. Потом Мейв медленно развела руки в сторону и вверх, описывая окружность. Ее глаза были все еще закрыты, а она начала говорить:
- Отец ветров…. Я призываю тебя…. Пришли свое благословение, свое дыхание…. Создай поток ветров…. И отнеси меня туда, куда я хочу пойти….
Тогда она запела на древнем языке, которого мужчины не понимали. Она звучала почти как сирена.
И вскоре поднялся ветер. Сначала небольшой, но потом становился все сильнее и сильнее. Он надул парус, и Номад все прибавлял и прибавлял скорость, пока практически не летел над океаном. Корабль скрипел и качался, но выдержал.
- Если мы сможем продержаться так и дальше, то доберемся к обители Румины меньше, чем за два дня, - кричал Дубар Синдбаду сквозь звук ветра.
И правда, через два дня пятеро друзей могли видеть очертания острова Румины. Очевидно, Румина смогла восстановить пещеру-череп. За несколько миль от берега Мейв сказала ветрам остановиться.
Они собрались в камбузе, чтобы разработать план. Фаруз принес карту острова, которую они использовали, когда одолели Румину два года назад. Мейв указала на открытую землю посреди Острова Слез.
- Вот здесь мы встретились с ней, - сказала она. – Я накладу на вас защитное заклинание. Я не хочу, чтобы вас ранило.
- Очень обдумано. Все же, если Румина победит тебя, мы будем мертвым мясом, - заключил Дубар.
- Вы не должны идти со мной, - сказала ему Мейв. – Вообще-то, я чувствовала бы себя лучше, если бы вы остались на Номаде. Я не хочу, чтобы кого-то из вас случайно ранило.
- Нет, - заявил Синдбад. – Или мы все, или никто. Мы пойдем туда вместе и побудим вместе.
- Синдбад, ты, кажется, не понимаешь. Это будет окончательная битва магии. Вы не сможете ничего сделать. Румина и я, мы достигли предела своих сил, где обычное оружие и близко не сможет ничего поделать, - объяснила Мейв.
Повисло молчание, никто ни о чем не думал. Синдбад боролся внутри себя. Он хотел сказать Мейв все, что чувствует к ней, но вправе ли он это делать? Или это отвлекло бы Мейв?
Наконец-то Фаруз кашлянул.
- У меня есть вопрос. Как мы доберемся на поле битвы? Я имею виду, что у Румины припасены армии скелетов повсюду.
- Это самая маленькая проблема, Фаруз, - сказала Мейв.
Ученый отправил ей недоверчивый взгляд, который ясно говорил: «Почему?»
- Что ж, мой друг, даже если это и не наилучшие мои воспоминания, я была на острове Слез раньше, а это значит, что я могу легко перенести нас туда.
Вновь они погрузились в тишину, пока Синдбад не молвил:
- Я думаю, пришло время идти. В ином случаи мы станем живой мишенью.
Они кивнули и достали свое оружие.
После они отправились на палубу и стали в круг. Мейв посмотрела на каждого из них.
- У меня нет дара предвиденья, потому я не знаю, что нас ждет в будущем. Но я хочу, чтобы вы знали, что я действительно рада иметь таких друзей, как вы. Я люблю вас всех. Дубара за то, что он любящий друг, как брат мне, мой Толстяк. Фаруза за то, что он человек идей и учений, готовый поспорить насчет магии и науки. Ронгара за то, что он понимающий, настоящий друг, говорящий сердцем. А Синдбада за то, кем он есть. Спасибо вам.
Синдбад больше не мог сдерживать молчание.
- Мейв, я лю…, - начал он, но Мейв заставила замолчать его нежным поцелуем.
- Ш-ш-ш…, - прошептала она. – Не говори ничего, Синдбад, пожалуйста. У нас будет или вечность, или никогда. Ничего среднего.
Он кивнул, и одна слеза скатилась по его щеке. Мейв стерла ее своей рукой. Синдбад наслаждался каждым небольшим ее прикосновением.
- Имей веру, - сказала она ему твердо. Тогда она взяла его и Ронгара за руку, замкнув круг. Они закрыли глаза и ощутили уже хорошо знакомое чувство перемещения.
Когда они снова открыли глаза, они обнаружили себя на поле битвы. На расстоянии 100 футов стояла Румина с Дермоттом, сидящем в магической клетке.
- Ты действительно показалась, я поражена, - презрительно улыбнулась волшебница. – Поражена твоей глупостью. Все это ради птицы. – Она засмеялась. – И ты привела мне слуг. Как чутко!
Мейв сжала кулаки.
- Отпусти Дермотта сейчас же, Румина! – потребовала она. – Я та, кто тебе нужен. Он здесь ни при чем.
- О нет, моя дорогая. Как раз при чем, и я думаю, я оставлю его. А ты могла бы сказать, как мы с тобой повязаны. Видишь ли, я наконец-то вспомнила, почему ты хотела так отчаянно меня убить. Это зацепило меня, правда; но ты же не можешь ждать, пока я вспомню всех девиц, которых я в своей жизни прокляла, - ее пронзительный смех ударил по ушам Синдбаду. У него шла кругом голова. О чем это она? Мейв и Дермотт прокляты?
Мейв крикнула:
- Давай прекратим этот фарс и покончим с этим! Должен быть один их нас двоих – ты или я.
- Победитель получит все! – волшебница ехидно улыбнулась. – Я убью тебя, вас всех.
После этих слов она создала огромный энергетический шар и бросила его в группу людей. Мейв скрестила руки на груди, после подняла их над головой и развела в разные стороны. Появился синий щит и окружил их. Атака Румины была легко отражена.
Мейв сделала несколько шагов вперед и покинула щит, но он продолжал окружать четырех мужчин.
- Ты не сможешь причинить вред моим друзьям. Это лишь между мной и тобой, - сказала спокойно Мейв и создала огненный шар, который бросила в Румину. Но враг блокировал его.
- Ты не можешь победить меня. У меня есть это!
Она прикоснулась к своему ожерелью, в котором был темно-красный камень. – Это огонь Ада. Он усилит мою силу, и это будет последнее, что ты увидишь перед тем, как умрешь.
И ведьма с волшебницей начали свою роковую битву, обмениваясь сильными ударами, блокируя и отражая их. Долгое время они были равными противниками, но мало-помалу Мейв начинала слабнуть, получая все больше и больше ударов. Дермотт разозлено кричал и взмахивал крыльями, пытаясь подбодрить свою хозяйку.
После особенно сильного удара, который откинул Мейв назад, Синдбад хотел подбежать к ней, чтобы помочь, но наткнулся на энергетический щит. Волшебство Румины не могло достать их здесь, но и они тоже не могли выйти. Синдбад разозлился. Мейв сделала это намеренно!
- Проклятье! Мейв! – кричал он, но она его не слышала.
- Мейв слабеет, - заметил Фаруз. – Я не думаю, что она может долго протянуть.
- Что-то вытягивает ее силу. Но что? – молвил Дубар.
Ронгар похлопал Фаруза по плечу и сделал несколько жестов. Фаруз ударил себя ладошкой по лбу.
- Конечно, ты прав, Ронгар. Почему я не подумал об этом?
- О чем, Фаруз? – спросил нервно Синдбад, не способен сконцентрироваться ни на чем, кроме Мейв, что борется за жизнь.
- Вспомните, что Мейв сказала во время нашего приключения с Серендиб в Городе Тумана, - сказал Фаруз. – Чем дольше удерживать заклинание, тем больше оно истощает того, кто накладывал его. Мейв слабнет из-за щита вокруг нас.
- Что!? – крикнул Синдбад шокировано. Он повернулся и позвал Мейв.
- Мейв! Убери щит!
Ведьма на несколько секунд повернулась к нему, смотря на него скептически.
- Убери его, Мейв! – повторил Синдбад. – Он слишком сильно утомляет тебя. С нами все будет хорошо.
Мейв не хотела поддавать опасности своих друзей, но прямо в следующее мгновение Румина снова нанесла мощный удар, и Мейв отлетела назад. Она собрала все свои силы, чтобы у нее  был шанс победить врага, и она сняла щит, защищающий ее друзей. В тот же момент она почувствовала прилив энергии, входящей в ее тело, и поднялась.
- Я еще не закончила! – прокричала она, готовясь к новой атаке.
- Может быть, и нет. Но у тебя есть слабое место, которое ты забыла спрятать, прошипела Румина и отправила луч сильной черной магии в Синдбада.
- Нет!!!
Силой удара Синдбада откинуло назад. Он лежал на спине, сражен невыносимой болью, растекающуюся по всему тело. На, казалось бы, бесконечном расстоянии он слышал крик своих друзей. «О нет! Синдбад!», «Младший брат! Нет!!!».Ему казалось, что он слышал и соколиный крик. Лица появлялись перед глазами, но были расплывчатыми, он не мог определить, кто это был. Он посмотрел на небо. Если бы только он мог вспомнить, почему пришел сюда…. Как его звали? И почему так трудно дышать?
Мейв повернулась лицом к Румине. Слезы стремительно катились из ее глаз.
- Ты чудовище! Я убью тебя! Можешь отправляться в ад! – кричала она. Злость и ненависть вспыхнули в ее глазах.
Румина пронзительно засмеялась.
- Как жалко! Как я говорила, у тебя есть слабое место. Не волнуйся, он не будет больше страдать. Это твой конец!
Волшебница подняла руки вверх и собрала в них всю свою магию для последнего удара.
Мейв среагировала машинально. Она указала пальцем на Румину и крикнула: «Стой!!!»
И Румина остановилась. Она стояла застывшая, не сделав броска.
Мейв мельком посмотрела на нее и побежала в сторону Синдбада. Она разберется с Руминой позже. Безопасность Синдбада сейчас была ее целью.
Мейв оттолкнула Дубара в сторону и опустилась на колени возле Синдбада. Она нежно гладила его лицо, пытаясь сдержать слезы. Он лежал в своей собственной крови и был бледен, как его белая рубаха.
- Тише, Синдбад…. С тобой все будет хорошо, - шептала она, в большей степени пытаясь убедить себя.
Другое лицо появилось перед его глазами. Это, кажется, была женщина, но Синдбад не был уверен. Вдруг женщина начала говорить, и для него ее голос звучал как голос ангела. Он успокаивал его и, казалось, только своим сглаживал боль. В его голове пронеслось имя.
- Мейв…? – прошептал он хрипло. Было так больно говорить.
- Да, Синдбад. Я здесь…. С тобой все будет хорошо, я обещаю тебе, - ответила Мейв и взяла его руку. Слезы рекой бежали по ее щекам, будто она плакала за всеми своими друзьями.
- Младший брат….. Не уходи! Я не могу потерять тебя, - тихо говорил Дубар.
Фаруз и Ронгар умоляли Аллаха сохранить жизнь их другу и капитану.
Мейв сделала глубокий вдох и попыталась сконцентрироваться. Сейчас она должна действовать быстро. Никогда раньше она не пыталась вылечить кого-то, кто был так тяжело ранен.
- Синдбад,… - обратилась она к нему. – Синдбад! Давай…. Ты должен посмотреть на меня.
Она достала исцеляющий порошок.
Синдбад услышал своего ангела снова и попытался сфокусироваться на ней. Он хотел увидеть ее четче.
- Хорошо. С тобой все будет в порядке, - сказала ему кельтка.
Она насыпала много порошка на его рану, моля, чтобы это подействовало. Она произнесла слова исцеления и почувствовала, что магия проносится по ее телу. Мейв знала, что была слаба, но продолжала. Не зная почему, она начала петь колыбельную, которую всегда пела ее мама, когда Мейв была больна. И она почувствовала магию исцеления, что становилась сильнее, наполняя ее тело и переходя к Синдбаду. Они начали светиться сверхъестественным белым светом, когда магия начала действовать.
Мейв закрыла глаза, послав последнюю молитву Богине, и открыла их снова.
Синдбад приподнялся и коснулся своей груди. Он посмотрел на нее.
- Мейв,… - прошептал он.
Кельтка наклонилась к нему и крепко обняла. Синдбад тоже обнял ее, удивлен ее реакцией.
- Мейв…. Мне снился странный сон,… - молвил он. – Нет, это был не сон…. Румина, она….
Мейв заставила его замолчать поцелуем, на который Синдбад уже собирался ответить, как оказался в медвежьих объятиях.
- Младший брат, ты жив! Я так рад! – кричал Дубар, обнимая его.
Ронгар и Фаруз тоже обняли своего друга. Фаруз начал проверять его и спросил:
- Ты помнишь, что случилось?
Синдбад медленно встал.
- Да, Румина ударила меня своей магией, я думаю, - ответил он, перед тем как подумал еще о чем-то. – Румина! Где она сейчас?
Команда повернулась в ту сторону, где стояла волшебница. Она все еще была застывшая, но это не будет долго продолжать-ся. Магический шар в ее руках уже снова начинал двигаться.
- Вот оно! – прокричала Мейв, сделав несколько шагов в сторону ее врага. – Я заставлю ее заплатить за все.
- Но, Мейв, она все еще слишком сильна для тебя, - возразил Фаруз.
Они все смотрели на Румину, когда она начала медленно двигать пальцами. Еще несколько секунд и она пробудилась бы окончательно.
Вдруг Ронгару в голову пришла одна мысль. Он достал один из своих кинжалов и со всей силой бросил его в Румину.
Прямо в этот момент Румина пробудилась. Она увидела кинжал, летящей на нее, но уже было слишком поздно, чтобы остановить его. Кинжал проткнул ее амулет, и камень, в котором был Огонь Ада, упал на землю и разбился на тысячи кусочков. Румина в гневе закричала, когда магия в ее руках иссякла.
- Нет! Ты изгой!
Наполнившись новым приступом гнева, Мейв приступила к действиям. Она создала огромный огненный шар и отправила его в Румину. Волшебница, теперь ослабевшая, так как ее поддерживающий Огонь Ада погиб, не была способна блокировать его. Она упала. Мейв тут же бросила огненный шар, ударив ее врага. Румина попятилась назад, пытаясь встать на ноги. Кельтка подняла руки, и за спиной Румины выросло дерево. Некоторые ветки оплели руки Румины и затвердели. Когда дерево перестало расти, Румина не была способна двигаться. Она все еще безнадежно пыталась освободиться, проклиная и моля.
Мейв подступила к ней.
- Сдавайся, Румина, - сказала она. – Мои люди поклоняются дубу, потому что он сильный, почти неразрушимый и невосприимчив к магии. Поверь мне, ты не сможешь освободиться. Это твой конец.
На заднем фоне Синдбад, Дубар, Ронгар и Фаруз зааплодировали. Они были очень удивлены, что Мейв может контролиро-вать даже рост растений.
Мейв улыбнулась Румине, которая наконец-то сдалась и висела на природных цепях.
- Сегодня твой устрой террора закончился, - молвила Мейв.
Она повернулась к магической клетке, в которой сидел Дермотт. Сокол одобрительно защебетал и замахал крыльями. Мейв улыбнулась и подняла правую руку. Появился белый луч, и клетка исчезла. Дермотт закричал и поднялся в небо. Мейв, Румина и мужчины посмотрели на него. Сокол сделал два круга в небе, громко крича, и опустился на дерево, где была привязана Румина, и исцарапал ей лицо своими острыми когтями. Волшебница пронзительно закричала, но, конечно, никто не сжалился. Слишком долго она их мучила.
Румина тяжело дышала, ее лицо истекало кровью.
- Давай, деревенская девка. Покончи с этим и убей меня.
Мейв создала огненный шар и готова была кинуть его, как остановилась, думая о чем-то. «Я всегда думал, что ты ненавидишь Румину, а теперь,… теперь она начала тебе нравиться?» - слова Синдбада пронеслись в ее голове. Она обернулась и смотрела на своих друзей некоторое время. Потом она посмотрела на Дермотта, который сидел на дубе, в мыслях спрашивая его одобрения. Дермотт некоторое время колебался, потом согласился.
- Нет, - сказала Мейв твердо, - я не убью тебя, Румина.
Четыре мужчины открыли рот от удивления, а Румина подняла взгляд, гадая, что ее сдерживало.
- Я не убью тебя. Ты не заслуживаешь милости умереть. И более того, - сказала Мейв, бросая быстрый взгляд на Синдбада, - я не стану такой, как ты.
Синдбад улыбнулся: это была его Мейв.
- Но, конечно же, - продолжала она, - я не позволю тебе легко уйти. Никогда впредь ты не сможешь никому причинить вреда своей магией.
С этими словами Мейв близко подошла к Румине. Ее руки поднялись вверх, и их окутала чистая белая магия. Мейв вытянула руки к своему врагу и дотронулась к ее груди. Румина закричала, когда белая магия вытягивала черную из ее тела. Магия собралась в черный шар, который поднялся над руками Мейв. Как только магия покинула тело, Румина изменилась. Ее волосы стали растрепанными и тусклыми, а ее драгоценный ярко-красный наряд превратился в простое платье.
Ведьма отошла назад, посмотрев на черный шар.
- Посмотри на это, Румина, - молвила она. = Это вся твоя сила. Никогда больше ты не сможешь применить магию. Ты будешь обречена на жизнь нормального человека, слабого и бедного, одного и с тех селян, которых ты так сильно презираешь.
- Нет! – закричала Румина и в своем безвыходном положении она начала умолять: - Пожалуйста, не делай этого. Я лучше бы умерла, чем была секунду одной из них.
Но Мейв оставалась непреклонной.
- До свидания, Румина. Наслаждайся своей новой жизнью.
Она хлопнула в ладоши, и дуб отпустил Румину. Экс-волшебница пошатнулась вперед и упала на колени. Мейв подняла руки над головой и призвала ветры. Вокруг Румины появилось небольшой торнадо и унесло ее.
Мейв улыбнулась и повернулась к своим друзьям. Они не могли произнести и слова, пока Дубар не взорвался криком победы.
- Ура нашему победителю Мейв! – кричал он и побежал, чтобы обнять кельтку. Синдбад, Фаруз и Ронгар последовали за ним. Они обнимали ее, хвалили, празднуя свою победу.
Синдбад обнял Мейв особенно крепко, гладя ее по спине и целуя в лоб.
- Теперь все закончилось, - сказал он счастливо. – Мы освободились от нее навсегда.
Но Мейв отступила назад.
- Нет, - сказала она, - еще не все закончено.
Синдбад отправил ей удивленный взгляд, другие также посмотрели на нее с удивлением, прекратив свое веселье. Что она имела виду?
Мейв повернулась к черному шару магии, который все еще держала в воздухе. Она взяла его в руки, закрыв глаза, и сконцентрировалась. Шар начал  светиться, и вдруг тьма исчезла, оставив за собой чисто-белый шар. Мейв открыла глаза и позвала Дермотта:
- Дерми, иди сюда, моя любовь. Сейчас я освобожу тебя.
Синдбад был шокирован. Мейв хотела освободить Дермотта, свою любовь? Что происходит?
Дермотт слетел с дерева и приземлился на руку Мейв. Она аккуратно пересадила его на камень, нежно поглаживая перья. После Мейв сделала глубокий вдох. Она держала белый магический шар перед его грудью, и позволила ему войти в его тело.
- Будь свободен! - молвила она. – Будь свободен!
Дермотт начал светиться синим светом, который становился все ярче и ярче, пока друзья не должны были прикрыть глаза.
Мейв затаила дыхание. Оно действует? Наконец-то свечение исчезло.
Перед ними стоял высокий, красивый на вид молодой мужчина с рыже-каштановыми волосами и зелеными глазами.
Четыре мужчины не прекращали удивляться. И даже еще больше удивились, когда Мейв кинулась в сильные мужские руки, плача от счастья. Мейв крепко обняла его, гладила его волосы, грудь и лицо, усыпая его поцелуями. Мужчи6на обнял ее за спину и взял ее лицо в свои руки. Тогда он внимательно посмотрел на руки, прикоснулся до своего лица и снова крепко обнял Мейв.
- Дермотт! О мой Дермотт! Я так сильно соскучилась по тебе! Мой и только мой Дермотт! – Мейв тяжело дышала, все еще целуя его. Слезы счастья текли по ее щекам.
- Мейв! Моя маленькая Мейв! Что это за чувство обнимать тебя снова! – говорил счастливо Дермотт. У него тоже были слезы на глазах.
Синдбад сглотнул. Это Дермотт. Он мужчина. И Мейв называет его своей любовью. Своей и только своей. Два дня назад она сказала, что он самый важный для нее в этом мире, и она люблю его больше своей собственной жизни. Таким образом Дермотт, должно быть, ее муж или, как минимум, любимый.
Сердце Синдбада разбилось на миллионы осколков. Его Мейв больше не его. Но он должен держать себя в руках – он был капитаном.
Он кашлянул, показывая, что хочет что-то сказать. Мейв и Дермотт повернулись к нему лицом, оба слегка покраснев, совсем забыв о присутствии своих друзей.
Синдбад собрал весь самоконтроль и сказал:
- Мейв, поздравляю тебя. Кажется, ты  полностью выполнила свою задачу и наконец-то освободила своего мужа, Дермотта.
Мейв и Дермотт удивлялись какое-то время. Потом они посмотрели друг на друга и засмеялись.
Это разозлило Синдбада еще больше. Быть предметом смеха, когда его сердце уже было разбито, и он должен сдерживать себя от того, чтобы не задушить Дермотта.
- Могу я спросить, почему вам так весело? – потребовал он гневно.
Ты…, - хихикнул Дермотт. – Ты действительно думаешь, что я муж Мейв? Извини, но ты ошибаешься. Никогда в жизни я не женился бы на такой упрямой, как она.
Глаза Синдбада расширились. Дермотт не муж Мейв?
- Синдбад, я не знаю, с чего ты взял, но Дермотт не мой муж. Он мой брат, - объяснила Мейв.
Лицо Синдбада засветилось подобно свече; было так, будто кто-то снял тяжесть всего мира с его плеч. Дермотт – брат Мейв. Она его сестра и ничего более.
Следуя своим истинным чувствам, Синдбад схватил Мейв, заключив ее в свои объятия. Его сердце бешено запрыгало.
- Он твой брат. Он твой брат! – закричал Синдбад. – О, Мейв, я так рад!
И тогда он со всей страстью, которую испытывал, поцеловал ее. После нескольких секунд шока, Мейв ответила на его поцелуй. Дубар, Фаруз и Ронгар были поражены. Не только тем фактом, что Дермотт человек и брат Мейв, но также поведением Синдбада. Дермотт зааплодировал, когда длился поцелуй.
- Это моя сестра. Характер, как у огня! – кричал он.
- Это твоя сестра и мой брат! – кричал Дубар, и все зааплодировали.
Наконец-то пара прервала свой поцелуй, посмотрев друг на друга. Сначала они покраснели, а потом улыбнулись.
- Команда, я хочу представить вам своего старшего брата – будущего Барда Ветров.
- Я думаю, пришло время нам вернуться на Номад, как вы думаете? – спросил Синдбад команду. - У нас есть хороший повод отпраздновать.
Команда с удовольствием согласилась, и Мейв хлопнула в ладоши.
За несколько секунд они сидели в камбузе, а на столе был настоящий пир с едой на двадцать человек.
- Это моя Мейв! – крикнул Дубар, увидев все это. Они все засмеялись и сели есть и пить.
- А сейчас мы хотим услышать полную историю о том, почему Дермотт стал соколом, - заявил Фаруз, осушив первый бокал вина – первый из многих за сегодняшнюю ночь.
И так Мейв и Дермотт начали рассказывать.
Прошло много времени, когда Синдбад присоединился к Мейв на ее месте, на носу корабля. Улыбаясь, он присел рядом с ней и посмотрел на звезды.
- Я все еще не могу поверить в полную историю того, что ты нам рассказала, - сказал он, немного помолчав. – Дай мне понять все это правильно. Дермотт на четыре года старше тебя. Он был учеником Барда ветров в Эвелоне, а ты была там послушницей, чтобы однажды стать жрицей. Но тогда одного дня появилась Румина, требуя Арфу Ветров, чтобы увеличить свои силы, а Дермотт оборонял ее. Разозлившись на него, она превратила его в сокола. Ты хотела освободить своего брата, но в Эвелоне никто не мог помочь тебе. Так ты отправилась путешествовать на юг в поисках волшебника, который тебе мог бы помочь. Так ты встретила Дим-Дима, и он сделал тебя своей ученицей и учил искусству белой магии. Он сказал, что Дермотта ты сможешь освободить, только убив Румину. Таким образом это стало задачей твоей жизни. А потом ты пришла на борт Номада, и я знаю остаток истории. Но что я не могу понять, так это почему ты не сказала мне, что Дермотт человек. Я относился бы к нему лучше.
Мейв вздохнула.
- Я хотела рассказать тебе, правда, но частью проклятия было то, что если бы я кому-нибудь сказала об этом, Дермотт навсегда бы остался соколом. Некоторые мужчины и женщины Эвелона знали об этом, так как видели происшествие. А Дим-Дим просто прочитал мои мысли, когда я впервые встретила его.
Они некоторое время сидели в уютной тишине. Синдбад положил свои руки на плечи Мейв, а она оперлась на него, закрыв глаза и наслаждаясь его близостью.
- Еще один вопрос, Мейв, - сказал Синдбад.
- Хм-м-м…? – протянула она устало.
- Куда ушла Румина?
Мейв улыбнулась.
Ты не можешь представить это, мой моряк? – спросила она. – Куда ветры могут унести ее.
Синдбад довольно улыбнулся, потом они погрузились в тишину, наслаждаясь обществом друг друга. Синдбад опустил голову на ее плече и втянул ее аромат. Он был счастлив в своем маленьком рае.
Наконец-то он собрал всю свою смелость и начал говорить:
- То, что я хотел тебе сказать перед тем, как мы покинули корабль, когда ты остановила меня поцелуем, Мейв, было… Мейв? Мейв?
Он повернул свою голову к ней, так как она ни на что не реагировала. Мейв спала с улыбкой на лице.
Синдбад тихо вздохнул и погладил ее по волосам.
- Все хорошо, Мейв, - прошептал он. – У тебя был очень длинный день. Ты заслужила на сон. – Он некоторое время помолчал, а потом продолжил: - Как ты сказала сегодня:… у нас будет вечность, чтобы быть вместе.

0


Вы здесь » Фанфики по сериалам Баффи и Ангел » Приключения Синдбада » Некоторые вещи никогда не меняются


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC